Skip to content

ОДНАЖДЫ В АМЕРИКЕ -1 (Lend-Lease 1942-1945. Как Сталин украл у Америки атомную бомбу).

От Автора.
Цикл публикаций под названием «Однажды в Америке» содержит неизвестную на всем постсоветском пространстве информацию об американской помощи в рамках программы «LEND-LEASE» в годы Второй Мировой войны. Главный свидетель – участник событий, майор Джордж Рейси Джордан, бывший ответственным инспектором по отправке грузов военной помощи в Россию.

Майор Джордан работал в тесном контакте с советскими официальными лицами, назначенными своим правительством для оказания помощи в оформлении документации и отправке грузов ленд-лиза в СССР.
Многое в поведении и привычках союзников майору было непонятно, но он мирился с этим, считая что причиной тому разница культур и менталитета. Акты откровенного шпионажа, хищение и вывоз военных секретов и технической документации шокировали его и он пытался этому препятствовать.
Однако, наряду с этим его благодарные воспоминания об отзывчивости русских говорили о наивности майора, о его непонимании хитросплетений “русской души”. Так называемые «русские» ничего не делают без корыстного умысла и за свою отзывчивость однажды потребуют оплату.

Главное заблуждение доверчивых американцев было и остается в том, что они воспринимают советских людей, живущими по канонам христианской морали. Но советские — это не русские и не христиане. Это потомки азиатских племен, однажды пришедших с ордами своих ханов и осевших на равнине к западу от Уральских гор. Их основным занятием были набеги на поселения мирных жителей, грабежи и убийства. Чтобы прекратить это русский царь Петр Первый, вознамерившийся создать империю, принял единственно правильное решение – загнать разбойников в рабство, отдать их под надзор помещиков и принудить работать на земле. Спустя двести лет, с отменой крепостничества, пришельцы вернулись к ремеслу своих предков, к разбоям и грабежам.

Для марксистов, задумавших свергнуть законную власть в Российской империи эти убийцы и мародеры оказались основной силой. После вооруженного захвата власти, по приказу азиата Ульянова -Ленина все христианские церкви и храмы были ими разрушены, многие взорваны. Видные священники были убиты, имущество храмов разворовано, церковные книги сожжены. Христианство было изгнано за пределы государства. Русская православная церковь вынуждена была бежать из захваченной азиатами России и она по сей день находится в изгнании. Ленин заявил, что со старым миром покончено и историю государства новые хозяева будут писать с чистого листа. Для убийств русских, восставших против захватчиков, его подельник Троцкий создал Красную Армию из азиатских наемников — китайцев и монголов. Они развязали Гражданскую войну и геноцид русской нации.

Советским людям, которые называют себя русскими, чужды каноны христианства и мораль. Они НЕ католики и НЕ протестанты, их религия НЕ православие. Но во время Второй Мировой войны, в 1943 году, когда сталинской пропаганды оказалось мало, чтобы заставить темные массы населения защищать большевицкий режим, этим массам был подсунут суррогат христианской религии, под абсолютным контролем и надзором НКВД. В чекистской России попы, называющие себя служителями Бога и Церкви, с первого дня тесно сотрудничают с властью и призывают прихожан быть преданными ее солдатами. Такого нет ни в одной цивилизованной стране. Например, в Конституции США прямо указано о разделении церкви и государства. В советской России попы увешаны золотом, ездят на дорогих лимузинах с эскортом и охраной, имеют дорогие яхты и счета в оффшорных банках. А верующие ходят в храм по вескресеньям лишь для того, чтобы скинуть небесам свои тяжкие грехи и с понедельника начать делать новые.

Американцы не догадываются, что русские – это все те же азиаты, потомки своих предков из ханской орды. Ключ к их покорности нашла русская императрица Екатерина Вторая: «Пьяным народом управлять легче». Пьянство в России поощрялось властью во все века, ибо оно отвлекает народ от бунтарских мыслей, взращивает в нем покорность и патриотизм. Воровство у этого народа возведено в культ и считается проявлением сообразительности и смекалки. Они слишком ленивы и глупы чтобы строить, создавать, творить. При любой возможности украсть или скопировать то что создано другими — они сделают это не задумываясь, по зову предков. “Враг умен, но мы хитрее” — это из их народного фольклора.

С первых дней захватив российскую империю марксисты-сионисты вынашивали планы новой войны в Европе и бредили мировой революцией. После окончания Гражданской войны, уничтожения русской интеллигенции, культуры, искусств и проведения коллективизации крестьянства последователь большевиков феодал Сталин приступил к осуществлению марксистских замыслов. Задумав захватить всю Европу, он понимал что ему нужно вооружить армии своих фанатиков. Сталин обратился за помощью к самой могучей индустриальной державе. Он просил Америку помочь провести индустриализацию и создать промышленную структуру, якобы для того, «…чтобы Советская Россия могла сотрудничать на равных с передовыми странами Запада…». Под термином «индустриализация» конечно скрывалась милитаризация, но Америка попалась на этом. Ее экономика была в стагнации, а народ в депрессии, миллионы американцев оказались без средств к существованию, без работы. Те годы и назвали “Великой Депрессией”. О тех, кто загнал Америку в ту депрессию я подробно написал в своей книге «История для Манекенов».

Интеллектуальным центром по промышленному строительству в советской России стала фирма американского архитектора Альберта Кана (Albert Kahn, Inc.), строившего заводы Форда в Детройте. Фирма получила от Сталина пакет заказов на строительство более 500 промышленных объектов, общей стоимостью 2 млрд долларов (около 250 млрд долларов в ценах нашего времени).

В Москве был открыт филиал Albert Kahn, Inc. чванливо названный советскими чиновниками «ГосПроектСтрой». Его руководителем был Мориц Кан, брат главы компании. На тот момент это было самое большое архитектурное бюро мира, выполнявшее роль координатора между советским заказчиком и сотнями западных компаний, поставлявших оборудование и консультировавших строительство объектов.

Всего за 10 лет, с 1930 по 1940 американцы создали в СССР химическую, авиационную, электротехническую, нефтяную, горнодобывающую, угольную, металлургическую и другие виды промышленности, крупнейшие в Европе заводы для производства автомобилей, тракторов, авиационных двигателей и тому подобной продукции.
Сталинградский тракторный завод был целиком построен в США, размонтирован, на 100 судах перевезён и собран в СССР. На этом заводе создали первые танки, на базе американского танка М1921 конструктора Кристи.
Электростанцию “Днепрогэс” построили американская фирма Cooper Engineering Company и немецкая компания Siemens. Горьковский автозавод (ГАЗ) был построен американской компанией Austin. АЗЛК построен по проекту Форда. Знаменитая Магнитка была построена по чертежам металлургического комбината в городе Гэри, штат Индиана.

В период строительства заводов Форда, Альберт Кан отработал технологию проектирования промышленных предприятий. В США его фирма штатом в 400 человек возводила корпуса промышленных предприятий за пять месяцев. Кан сделал то же самое и в СССР. Строительные конструкции для Сталинского тракторного завода были изготовлены в США, перевезены в СССР и смонтированы в течение шести месяцев.

Вместе с заводами создавались города для рабочих. Немецкий архитектор Эрнст Май участвовал в разработке архитектурных проектов около 20 советских городов! За 10 лет американцы построили Сталину 1.500 заводов и фабрик! В СССР приехало около 200 тысяч американских инженеров и техников, которые руководили почти миллионной армией заключенных ГУЛАГа, это была дармовая рабсила. Американские профессоры подготовили на рабфаках триста тысяч квалифицированных специалистов – то есть все кадры для советской промышленности на долгие годы вперед!

Таким образом, материальную базу социализма в СССР построили капиталисты США. Но Сталин приказал своим маршакам, симоновым и твардовским раструбить на весь мир о феномене социалистического строя. А чтобы американцы, вернувшись домой, не разболтали миру правду, их обвинили в шпионаже и сгноили в ГУЛАГЕ.


Когда майор Джордан, в ходе исполнения своих обязанностей, обнаружил акты шпионажа, хищение военных и государственных секретов членами советской миссии, он обратился с рапортами к начальству. Убедившись в том, что его рапорты игнорируются, майор понял, что проблема гнездится на высшем уровне. Поэтому он стал вести дневники, чтобы документировать все, что видели его глаза. После войны, с помощью друзей майор написал и опубликовал книгу. По материалам которой была назначена специальная правительственная комиссия и проведено расследование ФБР. В ходе слушаний в Конгрессе США все приведенные майором факты были подтверждены.

В своем цикле «Однажды в Америке» я предлагаю читателям несколько шокирующих историй из книги майора Джордана и свои комментарии к ним. Вы узнаете о признаниях торгового атташе, попросившего политическое убежище в США и рассказавшего комиссии Конгресса о том, как его перед отправкой в США принуждали к шпионажу. Узнаете о механизме воровства военных секретов и кто из американских чиновников высшего ранга помогал сталинским шпионам их воровать. Вы узнаете о том как русские украли у американцев атомную бомбу – не только документацию, но и все компоненты для ее создания. Также узнаете о помощи Америки в цифрах : полный перечень военных грузов, отосланных в СССР, перечень заводов и заводского оборудования, промышленного снаряжения и даже сотни тонн товаров личного пользования для советских партийных бонз и их жен.

***

ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК ОДНИ ДЕДЫ ВОРОВАЛИ, ПОКА ДРУГИЕ ВОЕВАЛИ И КАК СТАЛИНСКИЕ ШПИОНЫ УКРАЛИ У АМЕРИКАНЦЕВ АТОМНУЮ БОМБУ.

Из дневника майора Джордана:

“… Немногие из американских офицеров, которые случайно соприкасались с русскими, когда-либо получали возможность увидеть их документы. Но чем больше я помогал Родзевичу и полковнику Котикову, тем доверительнее они становились. Для меня стало обычным делом листать их бумаги, чтобы находить и подготавливать папки с транспортными документами, для быстрого ознакомления, когда они отчитывались перед Вашингтоном. В то время я ничего не знал об атомной бомбе. Слова “уран” и “Манхэттенский Проект” были мне неизвестны. Но мне стало известно, что некоторые папки, которые лежали на столе полковника Котикова, содержали информацию об очень специальном грузе химического завода. Этот химический завод сам полковник Котиков называл “заводом бомбического пороха…”.

Вот записи из дневников майора, когда он проходил службу в Ньюарке:

“… Эти материалы, необходимые для создания атомной бомбы, мы отправили в Россию в 1942 году:

– Графит природный, чешуйчатый, кусковой или стружечный;

– Алюминиевые трубы, используемые в атомной печи для преобразования урана в плутоний;

– Кадмий для стержней, для управления интенсивностью атомной печи;

– Торий, самый засекреченный материал (один из нескольких природных элементов, которые проявляют свойство испускать альфа- или бета-частицы. Это элементы с очень высокими атомными номерами массовых чисел, такие как уран, торий, радий и актиний, имеющие наиболее сложные ядерные структуры)…”

“…Однажды утром в апреле 1943 года полковник Котиков поручил мне позвонить от его имени в Вашингтон по указанному номеру и некоторое время говорил на своем языке. Затем он прикрыл рукой мембрану телефонной трубки и сказал мне по-английски: “Очень специальный груз – экспериментальные химикаты, скоро будет отправлен”. После еще одного каскада русских слов в телефон он передал мне трубку со словами: “С Вами хочет говорить большой босс, мистер Хопкинс”.

Полковник преподнес мне сюрприз всей моей жизни! Мне предстояло говорить с легендарной личностью того времени, главным человеком в мире программы “Lend-Lease”, в котором я жил. Пересказ этого разговора я постарался передать в своем дневнике с максимальной точностью, насколько запомнил. У меня хорошая память, но в тот момент я был взволнован происходящим. Этот разговор запечатлелся в моей памяти еще и потому, что он был уникальным в моем опыте за почти 25 месяцев работы в Ньюарке и Грейт Фоллс.

Немного ошеломленный, я заикаясь произнес в трубку: “Говорит Джордан”.

Мужской голос сразу же ответил: “Это мистер Хопкинс. Вы наш экспедитор?” Я ответил, что являюсь представителем Организации Объединенных Наций в Грейт Фоллс и работаю с полковником Котиковым.

Спустя годы друзья спрашивали меня, не мог ли это быть советский агент, который оказался американцем? Но мог ли я в тот момент сомневаться, что на другом конце провода был Гарри Хопкинс? Я не сомневался в этом, потому что его следующее замечание касалось темы, которую могли знать только он и я.

Он спросил: “Вы получили тех пилотов, которых я вам послал?”.

“О да, сэр, – ответил я, – они были очень вовремя и помогли нам в разблокировании затора в поставках. Но нас обвинили в том, что мы выходим за пределы своей компетенции, и мы получили за это нагоняй».

Мой собеседник ничего не ответил на это и перешел к сути дела:

“Итак, Джордан, – сказал он, – через вас проходит определенная партия химикатов и я хочу, чтобы Вы ускорили процесс. Это особенный груз”.

“Должен ли я обсудить это с моим начальством?- спросил я его.

“Я не хочу, чтобы вы обсуждали это с кем-либо и это не должно попасть в отчетность, – приказным тоном ответил мистер Хопкинс. И добавил: Не делайте из этого большого спектакля, просто отправьте этот груз как можно быстрее”.

Я спросил, как мне идентифицировать груз, когда он будет ко мне доставлен. Он отвернулся от телефона, и я услышал как он спрашивал у кого-то: “Как мистер Джордан узнает груз, когда он прибудет?”. Затем он сказал мне в трубку: “Русский полковник который работает с Вами обозначит это для Вас. После этого отправьте груз как можно быстрее и забудьте о нем в отчетах!”.

Затем в разговор включился русский голос с требованием позвать полковника Котикова. Я передал полковнику трубку и когда разговор был окончен, захотел узнать откуда идет этот груз. Полковник сказал, что груз прибудет из Канады: “Я дам Вам знать”, – добавил он. Из своей пухлой папки с информацией о военных химикатах Котиков достал еще одну папку с названием “Бомбовый порох”. Он вытащил из нее лист бумаги и ткнул пальцем в одну из записей. Во второй раз мои глаза увидели слово “уран”.

Я повторяю, что в 1943 году это слово означало для меня так же мало, как и для большинства американцев, то есть ничего. Этот груз был единственным секретом, который прошел через мои руки, за исключением частных русских закупок одежды и спиртного. Это был единственный груз из огромного множества грузов, который мне было приказано не вносить в ведомости. Это был единственный случай, который мне было запрещено обсуждать с начальством, и это была единственная поставка, которую мне было приказано держать в тайне от всех.

Несмотря на срочность приказа мистера Хопкинса, произошла задержка на пять недель. Утром 10 июня я увидел груженый самолет C-47, который простаивал на взлетно-посадочной полосе. Я подошел и спросил пилота, что его задерживает. Он ответил, что ожидает доставку какого-то специального груза, который еще не прибыл с железнодорожной станции (через 7 лет после того разговора пилот представился прессе как лейтенант ВВС Бен Л. Браун из Цинциннати).

Я тогда спросил полковника Котикова об этом самолете, и он сказал мне, что груз, которым интересовался мистер Хопкинс только что прибыл на железнодорожный узел, и я должен послать за ним грузовик. Груз сопровождал русский охранник из Торонто. Я записал его имя и позже скопировал в свой дневник. Охранника звали Владимир Ануфриев. Я опознал его по инициалам “К.К.”, что означало “канадский курьер”.

Пятнадцать деревянных ящиков с грузом были помещены на борт транспорта, который вылетел в Москву через Аляску. В Фэрбенксе, по словам пилота Брауна, один ящик выпал из самолета. Из поврежденного ящика высыпалось небольшое количество порошка шоколадно-коричневого цвета. Из любопытства пилот поднял горсть незнакомых зерен, спрашивая у сопровождавшего груз советского офицера что это такое. Тот высыпал кристаллы из его ладони назад в ящик и нервно сказал: “Это бомба!”

Только во второй половине 1949 года, на основании проверенных документов, было точно доказано, что во время войны федеральные агентства поставили в Россию по меньшей мере три партии урановых химикатов, общим весом 1465 фунтов, или почти три четверти тонны. Была подтверждена также поставка одного килограмма, или 2,2 фунта металлического урана в то время, когда общий американский запас составлял 4,5 фунта. То есть мы отдали русским половину из того что имели!

В том деле были замешаны Администрация ленд-лиза, Министерство торговли, Отдел закупок Казначейства и Совет по экономической войне. Государственный Департамент был вовлечен в этот секрет до такой степени, что отказал в доступе к документам “ленд-лиза” даже своему преемнику – Внешнеэкономической Администрации.

Первые две партии урана прошли через Грейт-Фоллс по воздуху. Третья была отправлена на грузовике и по железной дороге из Рочестера, штат Нью-Йорк, в Портленд, штат Орегон, а затем на корабле во Владивосток. Даты отправки – март и июнь 1943 года и июль 1944 года. Не оставалось никаких сомнений в том, что сделка, которую обсуждали я и мистер Хопкинс, относится к июню 1943 года.

Это была не просто самая крупная из известных нам урановых сделок с Советским Союзом, но и самая шокирующая. Казалось, не было такого предела, который мог остановить некоторых американских официальных лиц в их устремлениях помочь России овладеть ядерными секретами. В течение четырех лет монополия на А-бомбу была краеугольным камнем нашей военной и зарубежной политики, но 23 сентября 1949 года, намного раньше, чем предполагали в Вашингтоне, президент Трумэн объявил о том, что в Советском Союзе произведен ядерный взрыв…”

***

ОТКУДА У РУССКИХ ДИЗЕЛЬНЫЙ ДВИГАТЕЛЬ.

Из дневника майора Джордана:

“…Примерно в это время русские стремились получить больше судовых двигателей фирмы “Дизель“. Генерал-майор Джон Р. Дин, начальник нашей военной миссии в Москве, отклонил запрос русских на любые двигатели “Дизель“, потому что командующий тихоокеанской группой войск генерал Маккартур нуждался в них в южной части Тихого океана. Но русские настаивали и решили проблему на высшем уровне, обратившись непосредственно к советнику президента Хопкинсу, который и отменил все поставки в армию своей страны в пользу России.

За три года, с 1942 по 1944, в Россию было отправлено в общей сложности 1, 305 таких двигателей! Их стоимость составила более 33 миллионов долларов. О двигателях, которые получили русские, докладывали генерал Дин и наши военные наблюдатели в Москве, что эти двигатели ржавеют на открытых всем дождям складах. Совершенно очевидно. что эти дизели были лишними в непосредственной военной помощи России.

Различные промышленные центры России, которые строились или восстанавливались, становились нам известными по нашим поставкам грузов ленд-лиза. Многие из наших поставок были дальними, огромными по объему грузов и непонятными нам по использованию этих грузов в пунктах назначения. Русские были поклонниками продукции заводов Форда. На мои вопросы что они собираются со всем этим делать, переводчик сообщал их ответы: “…эти поставки помогут фордизировать нашу страну… мы отстали от остального мира и должны спешить, чтобы наверстать упущенное”.

***

“…ПОМОГЛИ..? НУ И ВАЛИТЕ В СВОЮ АМЕРИКУ..!

“…После капитуляции Италии и открытия нами второго фронта Гитлеру на юге Европы в конце лета 1943 года, разгрома корпуса Роммеля в Северной Африке осенью того же года и начала русского наступления под Сталинградом, возникла новая ситуация. Теперь вместо проблем с немцами мы имели проблему с Красной Армией. С продвижением на запад советские руководители становились все более и более требовательными.

Пожар в доме нашего друга был потушен и мы, помогая ему тушить пожар, теперь вместо просьб получили его диктат. “Друг“считал, что мы должны помогать ему восстанавливать его дом и подчиняться в этом его приказам. Мы так и делали, к нашему запоздалому сожалению. “Друг“позволял нам работать только снаружи и требовал, чтобы мы предоставляли ему материал для внутренней отделки, точное использование которого он не разрешал нам увидеть. Теперь когда дом был нами обставлен, у «друга» вместо благодарности, в лучшем случае, остался только кивок знакомого… Это правда, что мы никогда не знали точного использования всего, что было отправлено по ленд-лизу в Россию. Наша неспособность установить систему отчетности, как теперь видно, была ужасающей ошибкой. Ну разве может быть что-то более глупое, чем полагать, что атомные материалы, которые мы им послали, не были использованы для атомной бомбы, которая появилась в России задолго раньше того дня, чем мы ожидали?

Британцы, которым мы тоже помогали, позволяли нам открыто осматривать свои объекты и свободно обменивались информацией. Русские этого не делали. Наше правительство было намерено поставлять все, что просили русские как можно быстрее, и я был одним из экспедиторов. И говоря “наше правительство”, я, конечно, имею в виду Гарри Хопкинса, человека, отвечавшего за ленд-лиз, и его помощников…».

***

РАШЕН ИДИОТ…?

Из дневников майора Джордана:

“…Возглавлял советскую миссию на аэродроме полковник Анатолий Николаевич Котиков. Он стал советским героем в 1935 году, когда совершил первый перелет на гидросамолете из Москвы в Сиэтл в одиночку через Северный Полюс. Советские газеты того времени называли его “русским Линдбергом”. Он также был инструктором первых советских парашютных войск, на его счету было 38 прыжков. Мы в армии знали, откуда поступают приказы и русские тоже знали. Система “кнопок” работала великолепно; никто не знал ее лучше, чем полковник Котиков. Однажды днем он подозвал меня к двери ангара и указал на небольшой самолет, на котором была изображена красная звезда в белом круге.

– Кому это принадлежит? – спросил русский полковник, явно нервничая.

Я узнал самолет и сказал что он принадлежит нефтяной компании “Texaco Company”.

– Какое право имела компания “Тексако” использовать красную звезду? – повысил голос полковник. Далее он сказал что позвонит в Вашингтон и немедленно отберет у них эту звезду. Я схватил его за руку и поспешно объяснил, что штат Техас известен как “Штат одинокой звезды” задолго до русской революции. Я добавил, что если он начнет ссориться из-за этой звезды, штат Техас может объявить войну России в одиночку. Котиков посмотрел на меня с недоверием. Он не был уверен, шучу я или говорю правду, но в конце концов отказался от идеи звонить. Я всегда с улыбкой вспоминаю, что это был один из немногих случаев, когда Гарри Хопкинс не был призван на помощь русским…”

***

КОММЕНТАРИЙ.

Кто такой был Гарри Хопкинс? Он пользовался безграничным доверием президента Рузвельта и натворил много такого, за что любой суд квалифицировал бы его действия как измена родине. Но именно потому, что он был советником президента и все свои проделки сваливал на своего покровителя, Верховный Суд молчал. О том, кем был этот чиновник и как он пробрался к власти, стоит знать.

Гарри Хопкинс был из бедной семьи, которая кочевала по всей Америке в поисках заработка. Его отец хватался за любое дело, которое могло принести хлеб на стол многодетной семье. Он был шорником, коммивояжером, золотоискателем, лавочником, разносчиком, пробовал прочее, многое. Его сыну Гарри повезло получить средне-техническое образование в Гриннеллском колледже, в штате Айова. То есть получил образование в техникуме. Дальше он не учился и подался за лучшей жизнью в Нью-Йорк, где пробовал себя в благотворительных организациях: «Ассоциация по улучшению условий жизни бедных”, “Ассоциация по вопросам туберкулёза и здравоохранения”.

В Америке в те тридцатые годы был экономический кризис, названный «Великая Депрессия», миллионы семей лишились средств к существованию и деятельность благотворительных организаций помогавших американцам активно освещалась прессой. До прихода в Белый Дом в 1932 году Франклин Рузвельт был губернатором Нью-Йорка. Он тоже занимался благотворительностью, создал “Временную чрезвычайную организацию помощи”. Имя Гарри Хопкинса уже примелькалось в газетах и губернатор доверил ему организацию. Эта организация обеспечивала общественными работами миллионы американцев. Так, между 1933 и 1938 годами в рамках этой программы было создано 8 миллионов рабочих мест. С учётом членов семей улучшить свои условия жизни смогли от 25 до 30 миллионов американцев.

Далее Хопкинс уже занимал пост министра торговли США. Но здоровье подвело и он ушёл в отставку с официальных постов в 1940 году. Тем не менее, оставался для Рузвельта его ближайшим помощником и был одним из самых влиятельных людей в политике страны. Уже один тот факт что с 1940 года Хопкинс жил в Белом Доме подтверждает это.

Выходец из бедной семьи, Хопкинс придерживался левых политических взглядов, вследствие чего неоднократно обвинялся американскими консерваторами, в том числе и членами родной Демократической партии в своих симпатиях к коммунистам. Вероятно ему нравились лозунги Ленина и Троцкого о всеобщем братстве и равенстве. Хопкинс никогда не занимался политикой и ему были неведомы инструменты политиков: двуличие, ложь и коварство. Поэтому он легко попался на крючок Сталина.

Социалист Хопкинс, действовавший из благородных побуждений помощи и полностью доверявший Сталину, плясал под русскую гармошку до самой своей смерти, исполняя все прихоти кремлевского хитреца. Исполнял в ущерб интересам безопасности собственной страны, на которые Сталин плевать хотел. То есть, по определению Ленина, этот Хопкинс был той самой кухаркой, которую допустили к управлению политикой.

Вот как откровенно и цинично признавался сам Рузвельт в этом:

«…Понимаю ваше удивление, почему я нуждаюсь в этом полу-человеке. Но вы, может быть, тоже однажды окажетесь в кресле президента Соединённых Штатов и, когда это случится, будете смотреть на дверь и заранее знать, что, кто бы ни вошёл в неё, он будет вас о чём-нибудь просить. Вы узнаете, что это за скучная работа – выслушивать такие просьбы. И вы почувствуете потребность иметь при себе человека, подобного Гарри Хопкинсу, который ничего не хочет, кроме как служить вам…». Франклин Д. Рузвельт, 1941 год,

Второй срок президентства Ф. Рузвельта истек 1 января 1941 года. Конституция Соединенных Штатов Америки запрещает третий срок. Потому что власть это опасный наркотик и тот кто долго властвует, становится диктатором. И хочет играть с законом так, как ему вздумается. Но Рузвельта допустили на третий срок, несмотря на то что европейская война еще не была мировой, Америка в ней не участвовала. Так что тот аргумент что во время войны президента не меняют отсутствовал. Рузвельт был болен, уже не покидал инвалидную коляску и может быть просто устал от президентства. В любом случае избрание его на третий срок было нарушением Конституции.

Вина президента Рузвельта была в том, что он позволил своему советнику решать вопросы в политике и единолично манипулировать бюджетом всей страны. Закон о программе ленд-лиз был утвержден Конгрессом США, то есть представителями народа. Конгресс дал право президенту Рузвельту самолично решать какие грузы поставлять в рамках этой программы в первую очередь. Это право президент передал своему советнику Гарри Хопкинсу. Которого не уполномочивал ни американский народ ни его представители в Конгрессе.

Гарри Хопкинс как представитель американского правительства и доверенное лицо президента Рузвельта неоднократно посещал Москву. Там он вёл переговоры со Сталиным, Молотовым и другими советскими руководителями. Во время своего первого визита в Москву 30 июля 1941 года Хопкинс озвучил приказ своего суверена и предложил Сталину помощь в военных поставках. Это был второй месяц после вторжения германских войск на территории СССР. Америка не участвовала в войне, поэтому о совместных действиях на фронте речь не велась. Предложение помощи от Хопкинса, который всю жизнь занимался оказанием помощи не из своих карманов, но из денег налогоплательщиков упало Сталину на стол, как подарок от Санта Клауса. Хопкинсу тут же подсунули длинный список и он подписал все, что ему надиктовали Сталин с Молотовым.

Конец Первой Части.

Published inHistory & Politics

2 Comments

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *